личный кабинетЛичный кабинет
Меню
+7 (499) 222-22-01
04.11.2013

Подмосковные тайны или жизнь под землей.

НИКОЛАЙ КОЛОБАЕВ, ОАО «ОЭК», начальник отдела оперативной эксплуатации коллекторов

Все думают, что коллектор – это просто грязная труба с водой. А на самом деле это целый подземный комплекс, где есть и освещение, и вентиляция, и отопление.

Иногда мы дурачимся: под землей можно крикнуть, а потом считать, сколько раз эхо отразится от стен. Однажды мы насчитали 32 раза.

Но чаще всего тут не до развлечений – нужно очень внимательно соблюдать технику безопасности.

Я, конечно, не диггер, чтобы видеть в подземном мире красоту и романтику. Но иногда, когда возникают кабельные протечки, они бывают похожи на сталактиты. Это действительно впечатляет.

Бывают и забавные случаи: однажды свет моего фонари- ка выхватил из темноты странные светящиеся символы. Дело было около кладбища, и стало жутковато. Оказалось, подрядная организация неаккуратно нарисовала стрелки-указатели светящейся краской.

НАТАЛЬЯ НИКИТИНА, ГУП «МОСКОЛЛЕКТОР», работник Москоллектора

Я попала в Москоллектор совершенно случайно, но мне сразу очень понравилось, я была просто в восторге. «Как здорово!» – подумала я, когда впервые спустилась под землю.

За 25 лет работы я по-настоящему полюбила коллектор. Здесь очень тихо и спокойно. Только иногда можно услышать, как проезжает поезд. Конечно, когда подземные сооружения показывают в кино, там везде грязь и отовсюду свисает паутина. На самом деле у нас сухо и тепло.

Под землей Москва похожа на огромный лабиринт. Если его не знаешь, здесь очень легко заблудиться.

Я прекрасно понимаю, почему многим интересно забираться под землю нелегально. Главное, чтобы диггеры не трогали коллекторы и ничего не ломали. Пусть лучше ищут разные исторические подземелья.

Есть много суеверий. Особенно про те тоннели, которые проходят рядом с кладбищами. Но лично я пока не встречала никакой потусторонней силы, разве что крыс иногда.

ИГОРЬ ЗВЕРЬКОВ, МОСКОВСКИЙ МЕТРОПОЛИТЕН, машинист метрополитена, электродепо «Калужское»

Я вообще не собирался работать под землей. Не могу описать словами, что я почувствовал, когда впервые проехал по подземному тоннелю. Это невозможно объяснить человеку, который не сидел в кабине машиниста. Масса впечатлений. Подземный мир – это моя жизнь, и я не могу долго существовать без этого мира. После отпуска всегда хочется обратно.

Конечно, в детстве мне казалось, что место, куда уходят поезда метро после конечной станции, – это что-то более сказочное. На самом деле тоннели – это сплошные провода и стрелки. На некоторых линиях есть еще светофоры. Но все равно это удивительно, особенно в первое время.

Если вдруг возникает какая-то неполадка, это огромный стресс, ведь в поезде много людей. Нас приучают в таких случаях действовать очень быстро. Бывает, что ты моментально устранишь неполадку, а уже потом запоздало пугаешься.

ЮРИЙ ЕПИФАНОВ, ОАО «МОЭК», слесарь аварийной бригады

Наши коммуникации проходят не так уж и глубоко – обычно это полтора-два метра. Но нужно серьезное обучение и инструктаж, чтобы начать спускаться под землю.

Конечно, в первый раз мне было немного страшно: все так необычно, кругом темно... Но к такой работе быстро привыкаешь, как и к любой другой.

Под Москвой проходит очень много газовых труб и разных кабелей. Все подземное пространство перерыто и перекопано. Это целый подземный мир. Но я не могу сказать, что он кажется мне красивым. Людям, которые никогда с подобным не сталкивались, это может показаться интересным, а для меня это самая обычная работа. И иногда она бывает очень тяжелой. Я уже 20 лет работаю в этой системе и не вижу тут особой романтики.

У нас грязная работа, мало кто из молодежи хочет ею заниматься. Но без нас никуда: людям ведь нужны горячая вода и тепло.

 

АЛЕКСАНДР ТУРБИН, ОАО «МОСГАЗ», электрогазосварщик

Москва под землей похожа на скопление артерий: здесь много разных труб, кабелей и проводов. Иногда, когда находишься действительно глубоко, пугаешься: а вдруг завалит? Но на самом деле, если быть осторожным, ничего не произойдет.

Когда впервые опускаешься под землю, чувствуешь небольшой дискомфорт. Но потом привыкаешь. Мне очень нравится моя работа, я бы не захотел заниматься ничем другим.

Мы делаем важное дело: благодаря нам Москва живет и движется, работают предприятия. Наверное, если бы я выбрал другую профессию, меня бы все равно рано или поздно потянуло под землю. Ведь это призвание.

Работа с газом – большая ответственность. Что-нибудь может взорваться или загореться. Так что нельзя забывать про технику безопасности.

Не сказал бы, что моя работа кажется мне очень необычной. Ко всем профессиям привыкаешь. Но, конечно, под землей очень красиво.

ДАНИИЛ ДАВЫДОВ, podzemly.ru, диггер

Диггерство увлекало меня еще с детства: я говорил маме, что останусь на ночь у соседа поиграть в приставку, а вместо этого мы с ним брали монтировку и шли открывать люки. Я очень хотел изучать подземелье.

Подземная Москва – это очень сложная многоуровневая структура. Мы многого не знаем об истории нашего города, а подземные находки часто помогают восполнить эти пробелы.

Настоящие диггеры – это не те, кто портит имущество и оставляет хулиганские надписи в коллекторах. Это серьезные исследователи.

Обидно, что у нас несанкционированный спуск под землю может закончиться штрафом в 2400 рублей. Вот, например, во Франции каждый может абсолютно легально побывать в Музее парижской канализации.

Когда я нахожусь под землей, я чувствую что-то совершенно особенное – я вижу что-то интересное, чего не видят другие. Делаю то, о чем мечтал с самого детства.


Возврат к списку